58

58 ИнтерАМИ как воплощение мечты

 

ИнтерАМИ как воплощение мечты

 


Философия предпринимательства или как в течении 15-лет мы строили свою фирму…


Наверное, как и подобает в подобных случаях, первой «точкой отсчёта» стало слово. Вернее название или, попросту, имя фирмы, с которой жизнь меня связала на более чем полтора десятка лет. 

До сих пор помню один момент начала 1990 года. Сидя за большим, грузным и очень старым письменным столом, я выводил на листке бумаги аббревиатуру своего нового детища: «Международная ассоциация молодых инициаторов» ИнтерАМИ

Правда, до этого уже было несколько бизнес-проектов. Например, команда молодых инженеров под названием «ТКПН» (Творческий коллектив Павла Науменко) в конце 80-х годов уже выполняла договора на создание различных «нестандартных» устройств, одним из которых стал стенд для испытаний твердотопливных ракетных двигателей (РДТТ) для харьковского центра НТТМ (научно-технического творчества молодёжи). Но всё это было не то, потому что носило какой-то экспериментальный или разовый характер

ИнтерАМИ стала для нас не только довольно крупной инженерной фирмой и нашим занятием на длительный период времени, но, прежде всего, системой ценностей и, если хотите, нашей идеологией.

Это фото было сделано через три месяца после того, как я покинул должность президента ИнтерАМИ и стал генеральным директором ХГАПП. «…Смотреть в одном направлении» - слова лётчика и писателя Антуана де Сент-Экзюпери Antoine de Saint-Exupéry из книги «Земля людей» Terre des hommes определили фирменную «Интерамовскую» философию на долгие годы… На снимке второй слева - Александр Казначеев, коммерческий директор ИнтерАМИ; первый справа - Сергей Пироженко - в течении длительного времени директор по общим вопросам фирмы, а в момент фотографирования - исполнительный директор недавно созданной авиакомпании «Аэромост-Харьков» (Киев, Международная авиационная выставка Авiасвiт XXI, 14 сентября 2002 года)

Официально, компания «ИнтерАМИ» была образована 1 августа 1990 года. Именно этот день считается Днём рождения фирмы, который отмечался как настоящий «семейный праздник» вплоть до 2005 года. 

Никто из нас - учредителей ИнтерАМИ - не имел капиталов или наследства. Зато было неистовое желание работать в свободной экономике, создавать что-то интересное и нужное, а также совершенствовать свою главную жизненную профессию - строить самолёты Мы стартовали маленькой командой из 5-ти человек, что через несколько лет привело нас к фирме, где работало уже более 350 сотрудников. 

Мой друг и директор по внешнеэкономическим связям ИнтерАМИ Виктор Русинов (1953-2002), как-то сказал: «Наша фирма, похожа на передовой отряд, который не взирая на трудности и препятствия, порой не зная местности, прорывается сквозь враждебное окружение и достигает успеха. Цена этого успеха может оказаться высокой, обозы с провизией - могут безнадёжно отстать… Но ИнтерАМИ для меня всегда была и будет командой победителей всего закостенелого, черствого и отжившего…»

Действительно, на первых годах своего существования, никому не известная фирма больше походила на собрание романтиков и мечтателей. При этом, нужно было отвечать на «умные» вопросы «видавших жизнь людей», которые, как правило, начинались следующим: «А на какой базе вы работаете?»

Уж слишком укоренилось мнение, что «ты сам ничего не можешь», можно только к чему-то, простите, «присосаться» - вот и будет результат. Мы тогда с гордостью отвечали: «Мы сами по себе и работаем на собственной «базе»»

Вы бы видели реакцию задающих такие вопросы. В самом лучшем случае, в их «стеклянных» глазах можно было прочитать: «Дети, что-ли…» 

Многим нужен стартовый капитал, имущество, оборудование или спонсор. Одним словом - нужна точка опоры, с которой можно начинать свой бизнес. Создавая ИнтерАМИ, мы рассуждали по-другому. Наша точка опоры - это мы сами. Нам нужен профессионализм, вера в собственные силы и чётко поставленная цель. 

Помните, как говорил барон Мюнхгаузен [614]:

Вопрос: «Вы утверждаете, что человек может поднять себя за волосы?»
Ответ Мюнхгаузена: «Обязательно! Мыслящий человек просто обязан время от времени это делать»

(Григорий Горин «Самый правдивый» по мотивам произведений Рудольфа Эриха Распе Rudolf Erich Raspe о бароне Мюнхаузене).

На фото: 25 ноября 1992 года в харьковской газете «Событие» появилось моё интервью под заголовком «Нам всем нужна удача». ИнтерАМИ уже исполнилось 2 года и можно было подводить определенные итоги, главный из которых формулировался просто и ясно: фирма состоялась. В то время ИнтерАМИ полностью оформилась как инженерная производственно-коммерческая компания. «Что касается производственной стороны, у фирмы сейчас несколько предприятий - изготавливающих столярные изделия, облицовочную плитку, искусственный мрамор, которым облицовываются некоторые станции метрополитена. Дело в том, что мрамор нынче стал дорог, а наш, искусственный, почти не уступает по внешнему виду и качеству природному и при этом намного дешевле его. Третье наше предприятие занимается гарантийным обслуживанием теле- и радиоаппаратуры, производимой на ПО «Горизонт» и ПО «Фотон». Следующее наше совсем молодое дело - это выпуск лёгких самолетов бизнес-класса, трехместных. Сейчас мы заканчиваем изготовление трёх опытных образцов, и следующей весной они смогут подняться в воздух. Интерес к ним на украинском рынке очень велик» - так было сказано. Справедливости ради, названные проекты приносили в то время хорошую прибыль ИнтерАМИ, за исключением самолётов. Упомянутые в газетной статье летательные аппараты в силу многих причин так и не полетели, а до начала большого «авиационного направления» в 1996 году оставалось ещё 4 года. Тогда не было даже корпоративного стиля фирмы - мы его только создавали. Логотип компании появился в 1993 году, а пока на всех наших атрибутах писали незатейливо: «InterAMI». На снимке слева - во время одного из совместных выездов нашей команды в Крым (Ялта, август 1992 года) 

На фото: помимо инженерных и коммерческих проектов, с самого начала истории фирмы, было ещё кое-что для души. 30 января 1992 года мы юридически оформили Федерацию акробатического рок-н-ролла Украины и я стал её президентом. Энергичный молодежный танец, любимый и почитаемый многими поколениями активных людей, не только в очередной раз утверждал, что «Рок-н-ролл жив!», но и стал настоящим видом спорта. Сразу же, после такого признания, создавались федерации в разных странах и проводились чемпионаты, кубки и прочие соревнования. «Мотором» рок-н-рольного движения в Украине был и остаётся великий учитель танцев, первый главный тренер новорожденной национальной федерации, доцент Харьковской государственной академии физической культуры, заслуженный тренер Украины Пётр Николаевич Кизым (на левой фотографии вверху - стоит справа). Многое было сделано вместе: проведены спортивные соревнования в разных городах Украины, уже начинала создаваться система обучения тренеров и организаторов юношеских спортивных клубов. Но настоящей презентацией молодой федерации стал 18 апреля 1992 года Первый открытый кубок Украины по акробатическому рок-н-роллу. Во многих знаковых местах Киева были установлены транспаранты с информацией о этом спортивном событии, мы выбрали престижное место проведения - Дворец культуры (сегодня - Национальный дворец искусств) «Украина», а главным режиссером мероприятия стал сам Борис Шарварко (1929-2002). Он был в то время постановщиком всех главных официальных концертов и массовых мероприятий в Украине (на правом снимке - в центре). 
Презентация удалась: полный зал, прекрасная пресса по итогам, большое число «новых спортсменов» получили своё международное признание. Правда, эти соревнования были вторыми в истории отечественного акробатического рок-н-ролла. 8 декабря 1991 года в Харькове в Дворце культуры и техники ХЭМЗ (Харьковского электромеханического завода) прошли соревнования в преддверии создания национальной федерации - Открытое первенство СССР (!) по акробатическому рок-н-роллу (на фотографии внизу слева). Страны с таким названием фактически уже не было, но ещё действовала многолетняя инерция для спортивных мероприятий. По сути - это первенство рухнувшего государства стало первым и последним, а настоящая история молодого вида спорта была связана исключительно с независимой Украиной. На протяжении нескольких лет генеральным спонсором всех соревнований в стране по акробатическому рок-н-роллу была ИнтерАМИ, которая также как и этот спорт, родилась на стыке исторических эпох, в бурное, стремительное и оптимистическое время…


Первый офис ИнтерАМИ располагался по адресу: Харьков, ул. Чернышевского, 15. Около года (до середины 1991) мы арендовали небольшую комнату с одним окном в Центральной детской библиотеке им. Николая Островского. Помните знаменитые слова его Павки Корчагина о жизни - «чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы…»

Слова довольно универсальные, как говорят, на любые времена и эпохи. Эта мысль двигала и нами. Ведь, несмотря на то, что тогда все мы были очень молоды, мы уже понимали простую истину: время - самый главный и невосполнимый человеческий ресурс. Ведь нельзя жить в будущем, а в настоящем просто чего-то ждать. Любое будущее начинается с нас и сейчас - без задержек и переносов. Это была жажда жизни, жажда деятельности и свершений…

На фото вверху выделено то самое единственное окно первого офиса ИнтерАМИ в библиотеке (1). Это была одна комната площадью 15-18 квадратных метров, где стеклянной перегородкой был отгорожен один угол, что создавало мой, так называемый, «персональный кабинет». Его тогда в шутку называли «будкой мастера», что в очередной раз подчеркивало наше «заводское происхождение». Всё остальное пространство комнаты использовалось как многофункциональное - здесь были и приёмная, и архив, и место для проведения встреч. Уже с мая 1991 года мы, немного окрепшие как фирма, могли себе позволить аренду более престижных помещений, какими стали несколько номеров гостиницы «Киевская» (ул. Культуры, 4) (2). Затем, в связи со сменой собственника этого отеля после событий августа 1991 года, через несколько месяцев мы переехали в другую харьковскую гостиницу «Мир» (пр. Ленина (с 2016 года - проспект Науки), 27А) (3). Там мы занимали четыре просторных номера на 8-ом этаже до середины 1993 года, то есть вплоть до завершения строительства собственного офиса. С тех пор прошло много времени, хотя до сих пор существует и библиотека им. Н.Островского, и гостиница «Мир». Что касается «Киевской» - то в 2013 году городские власти продали отель частному собственнику, в 2014-м гостиницу снесли, что создало в самом центре города «живописный» загороженный пустырь (на фото внизу в центре). Говорят, что до конца 2023 года там что-то должны построить. Ну что ж, поживём-увидим…

Летом 1993 года состоялось событие, которое с нетерпением приближали все причастные - фирма обрела свой собственный дом. Это было непередаваемое чувство… Тогда мы называли всех, кто работал в фирме, «семьёй» и старались, чтобы работа стала неотъемлемой частью жизни каждого из нас. Чтобы само пребывание в коллективе стало продуктивным, комфортным и, если хотите, уютным. 

На мой взгляд, у нас не было даже маленькой прослойки, так называемого, «офисного планктона» или попросту «балласта», которого неизвестно куда уносило «корпоративное течение». Каждый был интегрирован в систему ценностей фирмы, с нею рос, совершенствовался, ошибался и побеждал. Ну а те, кто относился к ИнтерАМИ исключительно потребительски - долго не задерживались и уходили из фирмы.

На фото: в 1992 году началось строительство офиса или, как мы потом сами его именовали, бизнес-центра «ИнтерАМИ». Этому предшествовала покупка маленького заброшенного домика уже как лет десять неработающей лыжной базы и закрытого детского сада с прилегающей живописной территорией в местных Сокольниках. Всё это раньше принадлежало ХВВКИУ РВ — Харьковскому высшему военному командно-инженерному училищу ракетных войск имени Маршала Советского Союза Н. И. Крылова (с 1992 года - Харьковский Военный Университет). Домик был «историческим»: построен в самом начале ХХ века и говорят, что в царское время это было одно из зданий, принадлежащих богатому купцу, а в период оккупации Харькова в 1941-1943 годах здесь располагалось немецкое казино…
У меня, к сожалению, не сохранилось фото первоначального вида дома. На этих снимках Вы видите уже почти перестроенное и облицованное здание под принятый на то время торжественный официальный стиль: красный капустинский гранит, на вертикалях и у основания, вместе с белым инкерманским камнем, создающим легкость и «воздушность» всему строению. Что же до строительных технологий, то они тогда были, и это хорошо видно на снимках, самыми примитивными. Тем не менее, вместе со строителями, нам удалось достичь максимально возможного для того времени качества работ, что потом было подтверждено десятилетиями успешной эксплуатации нашего офисного комплекса. Главным на стройке был Александр Герасимович Малахов (1934-2003) 
[615] (на нижнем правом снимке - второй слева), который на прочной основе своего жизненного опыта военного человека и преподавателя, сумел организовать дело так, что через год после начала строительства наша фирма работала уже в собственном доме (Харьков, ул. Профессорская, 30, 1992 год)


На фото: прибыль, получаемая от производства и продаж телевизоров Amitron - Samsung (см. новеллу «Мой путь с Samsung») позволяла не только оперативно строить наш офис, но и оснащать его самым современным на то время оборудованием: компьютеры, системы связи, модная мебель. Кстати, рядом с главным офисным зданием, появилось ещё одно - гостиница для приезжающих в фирму партнеров. Правда, в качестве отеля этот корпус использовался лишь частично. Здесь была наша корпоративная автомастерская, компьютерный центр, а также, со временем, один этаж был выделен под кабинеты работников фирмы (Харьков, офисный центр ИнтерАМИ, 1993 год)

На фото: уже в процессе эксплуатации офиса, прилегающая территория была приведена в порядок: появились цветочные клумбы и соответсвующий положению ландшафтный дизайн. Первая очередь строительства была завершена и мы, интегрировавшись в прекрасную природу харьковских Сокольников, продолжали строить и реализовать наши корпоративные планы (Харьков, офисный центр ИнтерАМИ, 1995 год)

Фирма росла, увеличивалось число направлений деятельности, но было впечатление, что мы только готовились к чему-то действительно большому и значимому. У нас был опыт, была создана сильная и жизнеспособная бизнес-структура; были доходы, позволяющие начинать новые проекты. Мы немного тратили на себя и свои семьи, потому что собственный достаток никогда не рассматривали как самоцель. Это было, скорее всего, что-то сопутствующее успеху большого коллективного дела, но не более. Мы не делали даже личных накоплений на «чёрный день», потому что всегда верили в свои силы и в «свою звезду»… 

20 июня 1996 года во второй раз на должность генерального директора ХГАПП был назначен Анатолий Мялица. Мы хорошо с ним были знакомы ранее, ещё до его избрания первым секретарём Харьковского областного комитета Компартии Украины в 1990 году. Тогда мы считали, что к руководству заводом вернулся прогрессивно мыслящий и перспективный лидер. Уже 21 июня, то есть на следующий день после назначения - я, вместе со своими ближайшими соратниками Николаем Бородулиным и Сергеем Пироженко, приехал на Харьковский авиазавод, чтобы поздравить «нового старого» директора. 

Именно тогда прозвучало предложение от ИнтерАМИ работать вместе. В то время на ХГАПП была 7-ми месячная задолженность по заработной плате; ровно год назад - 3 июня 1995 года - был подписан контракт SAF 1374 KH 15 на поставку 12-ти самолетов Ан-74 в Иран, к исполнению которого даже не приступали. Находились такие чиновники, которые считали, что договор с Ираном - это просто «бумажка», которая не имеет никакой практической пользы для предприятия. 

И главное - большие долги завода за энергоносители, налогам и услугам, которые привели к полному блокированию всех банковских счетов ХГАПП. Все эти накопившиеся проблемы нужно было как-то решать

Через неделю наша команда представила, как бы сейчас сказали, «антикризисный план». Основными моментами этого документа были: создание Торгового дома ХГАПП  (см. новеллу «Дом торговли самолётами»), которому поручалось решение вопросов по привлечению финансирования, обеспечение предприятия необходимыми материалами и покупными изделиями, а также организация сбыта авиационной продукции. Для ликвидации задолженности по заработной плате мы предложили организовать (с помощью ПАО «Мегабанк») массовую выдачу потребительских кредитов работникам ХГАПП под гарантии предприятия, а также многое другое. Кроме оптимизации затрат, необходимо было срочно навести порядок с материально-техническим снабжением завода. В глазах поставщиков готовых изделий крайне важно было восстановить репутацию ХГАПП как производителя самолетов, которые уже давно не взлетали с заводского аэродрома

Наш план был принят и мы начали работу, которая основывалась, прежде всего, на глубоком взаимном уважении и доверии. Кстати, мы не раз использовали активы ИнтерАМИ для развязывания проблем авиазавода особенно тогда, когда частная фирма, благодаря своей гибкости и скорости принятия решений, могла добиться результата быстрее, а подчас и эффективней, большого государственного предприятия.

К началу 1997 года завод функционировал как один мощный и слаженный организм; был начат и успешно выполнен контракт с Ираном (см. новеллу «Наши в Иране»), а на ХГАПП вернулись многие уникальные специалисты - даже те, кто уже начал терять всякую надежду на возрождение родного предприятия


На фото: с каждым годом наша фирма росла. Традиционно мы подводили итоги своей работы 1 августа - в день рождения ИнтерАМИ. Здесь была и официальная часть, и торжество, и танцы… Самое главное, что в эти моменты каждый чувствовал свою причастность к большому и полезному делу (Харьков, август 1991, 1998 и 1999 годов)


На фото: Председатель Харьковской областной государственной администрации Олег Дёмин поздравляет коллектив ИнтерАМИ с 10-ти летним юбилеем (Харьков, Центр XXI, пр. Московский, 20; 1 августа 2000 года)

«Бывалые» утверждают, что фирма живёт до тех пор, пока она строится Мы совершенствовали свой «офисный дом» постоянно: 2-я очередь строительства велась с 1997 по 1998 год - тогда к главному офису и гостинице мы достроили ещё по этажу. Выглядеть стало более гармонично и современно. Потом появилось ещё одно хозяйственное здание; в последствии мы продолжали что-то менять, пристраивать, усовершенствовать. 
Вместе с нами рос наш дом, как что-то очень родное и близкое…

Это фото с «высоты птичьего полета» было сделано в 2012 году [616]. Несмотря на то, что на момент фотографирования офисный центр ИнтерАМИ, как и сама компания уже не функционировали четыре года - можно составить представление о нашем «корпоративном доме», который мы построили и в котором «жила» фирма в течении целых 15-ти лет. Харьковские Сокольники из довольно безлюдной в начале 90-х годов территории, утопающей в зелени многолетних деревьев, в том числе благодаря и нам, превратились в одно из самых престижных мест города. Здесь появились пафосные дома и комплексы, дорогие частные коттеджи, а также новые спортивные сооружения мирового уровня. Офисный центр ИнтерАМИ (ул. Профессорская, 30) состоял из четырёх зданий. При въезде на территорию сразу же открывался вид на административный корпус-гостиницу (1), затем был расположен главный офис фирмы (2). Мы так и не сделали реконструкцию здания бывшего детского сада постройки 1968 года (3), которое держали в резерве под новое административное здание. И, наконец, хозяйственное сооружение (4), объединившее в себе складские помещения, автомойку и мастерскую. До нашего (с 1996 года) партнера — Харьковского авиазавода (ул. Сумская, 134) (5) — было совсем недалеко: по дороге около 800 метров. Рядом с офисным центром расположился спортивный комплекс «Tetra» (ул. Сумская, 85) (6) и элитный коттеджный городок (7)


В современном бизнесе роль офиса для многих компаний перестала нести то первоначальное значение, когда считалось: есть офис - есть фирма, ну а если нет, то и фирмы вроде бы не существует. 

Развитие IT-технологий и появление большого числа мессенджеров, коммуникаторов, online переводчиков, бизнес органайзеров и, наконец, интеллектуальных систем удалённого управления проектами и CRM (Customer Relationship Management - Система управления взаимоотношениями с клиентами) изменили отношение к офису компании как таковому

Не стали нужны делопроизводители, референты, разного рода помощники, которые ранее готовили документы, собирали информацию и рассказывали шефу о событиях в фирме, сообщали аналитические данные по финансовым показателям и рыночным коэффициентам. 

Конечно, это касается лишь наиболее «продвинутых» предпринимателей, но быть сегодня технологически отсталым в мире бизнеса - это, простите, моветон. Да и просто коммерчески бесперспективно

Сейчас во многих странах утвердилась мода на виртуальные, домашние, мобильные офисы. Человек, благодаря технологической революции, во многих отраслях становится индивидуалистом - самодостаточным и эффективным на расстоянии в тысячи километров от предмета своего бизнеса. Хотя.., всё равно чего-то не хватает.  

Может быть харизмы шефа, которую хочется ощущать не только по Skype-конференции; горящих глаз коллег по работе во время обсуждения нового корпоративного проекта? Наверное, не хватает обмена энергиями близких по духу людей, делающих одно большое дело. Этого, по крайней мере пока, технологии нам не могут заменить и ради успеха, для серьёзных профессионалов офисы ещё будут нужны

Корпоративный стиль: каждая уважающая себя фирма демонстрирует свои символы, хранит их и «канонизирует». ИнтерАМИ не была исключением из этого правила. Мы использовали логотип фирмы не только в документах и рекламе, но и в дизайне офисных помещений и даже в оформлении въездных ворот.


Экология: бизнес центр ИнтерАМИ, наверное, был одним из самых «зеленых» офисов в Харькове. Мы всегда бережно относились к окружающей природе, волей случая ставшей в нашем «офисном строительстве» таким приятным бонусом.


Совместный труд: когда сотрудники видят друг друга каждый будний день в «корпоративном дресс-коде» и отношения выстраиваются в соответствии со структурой компании - работа на природе сближает. И не только: субботники по благоустройству территории; ароматный украинский кулиш или кавказский хаш, приготовленный на свежем воздухе для участников «трудового подвига»; песни под гитару - всё это делало нас ещё моложе, чище и счастливей… 

Активная жизненная позиция, умение увидеть продуктивный коммерческий сценарий в обычных, окружающих нас вещах, а также желание создавать и развивать большие инженерные проекты привели нас к рождению ряда оригинальных торговых марок и брендов.

58 12А Логотипы проектов ИнтерАМИ

На инфографике (фото фрагмента буклета фирмы тех лет) показаны собственные и совместные логотипы проектов ИнтерАМИ по состоянию на 1999 год: харьковская газета «Событие» (см. новеллу «Событие моей молодости»), учредителем которой фирма ИнтерАМИ стала с мая 1992 года; торговые марки «Amitron» (совместное производство телевизоров с компанией «Samsung» - см. новеллу «Мой путь с Samsung»), «Pelikan» (производство горных велосипедов  по технологии фирмы Peakworld (Тайвань)), «Geyser» (сантехнические изделия из полимерного бетона на основе технологии и оборудования фирмы ADM-Isobloc GmbH (Германия) - см. новеллу «Полимерный эксперимент»). Изделия торговой марки «Geyser» производились на заводе «Polymer», который располагался по адресу: Харьков, пр. Московский, 297 (на территории ПАО «Харьковский плиточный завод»). Самым крупным предприятием ИнтерАМИ стал, созданный в 1999 году, научно-производственный комплекс «ИнтерАМИ-Интерьер» (Харьков, ул. Ромашкина, 5, Международный аэропорт «Харьков») по разработке и производству интерьеров транспортных средств (самолёты, вертолеты, вагоны, автобусы). 
Что касается совместных проектов, то наибольшим, по праву, можно назвать созданный 15 июля 1996 года «Торговый дом ХГАПП» (см. новеллу «Дом торговли самолетами»). А для души, ИнтерАМИ в течении многих лет являлась генеральным спонсором Федерации акробатического рок-н-ролла Украины, команды КВН Харьковского авиационного института и творческого объединения «Чиз», создававшего прекрасные юмористические телепроекты.


«За удачу!» - руководители ИнтерАМИ поднимают тост с пожеланиями процветания фирмы. На фотографии слева направо: Виталий Артемьев (1957-2011) [617] - директор по реконструкции и капитальному строительству ИнтерАМИ, Сергей Пироженко - директор по общим вопросам, Александр Казначеев - коммерческий директор, Павел Науменко - президент ИнтерАМИ и Николай Бородулин - директор по экономике и финансам. А на переднем плане - «самый маленький и самый непьющий» участник процесса - мой сын Олег, которому тогда было всего 7 лет (Харьков, ул. Профессорская, 30; Офисный центр ИнтерАМИ, август 1999 года)


Авиация для ИнтерАМИ всегда была призванием
Ведь призвание - это когда Вы можете заниматься чем угодно, но при этом существует одна, «кармическая» темакоторая Вас не отпускает, зовёт за собой, выставляя перед Вами всё новые и новые цели-рубежи, а Вам их непременно следует достигнуть…

Так было и с нами. Когда в июне 1996 года, мы - выпускники Харьковского авиационного института, бывшие работники Харьковского авиазавода и те, кто с нами уже не один год создавал прогрессивные бизнес-модели - вернулись в авиацию, у ИнтерАМИ «выросли крылья».

Это был очень важный выезд команды ИнтерАМИ (на снимке) на международную выставку авиационных интерьеров Aircraft Interiors Expo в немецком Гамбурге (8-11 апреля 2002), где был впервые продемонстрирован полномасштабный макет интерьера нового самолета Ан-74ТК-300Д разработки «ИнтерАМИ-Интерьер». Накануне выставки в Гамбурге была довольно прохладная и ветреная погода — всего +10ºC, что нас бодрило и обеспечивало «боевой настрой». Авторитетное интерьерное биеннале стало логичным продолжением первой презентации самолёта Ан-74ТК-300 на земле и в небе с 16 по 23 июня 2001 года на 44-м авиакосмическом салоне Le Bourget 2001 в качестве новой разработки АНТК «Антонов», ХГАПП, АО «Мотор Сич», ЗМКБ «Прогресс» и ИнтерАМИ, одним словом — нашей «трёхсотки» (см. новеллу «Трёхсотка - как предмет национальной гордости») (на фото - Гамбург, Aircraft Interiors Expo, 8 апреля 2002 года[618] 


Чтобы прийти к признанию, создавая инновационные интерьеры Ан-74ТК-300, Ан-140, эксклюзивный VIP-салон президентского Ан-74ТК-300Д, как впрочем салоны многих других типов самолетов и вертолетов, нужно было организовать научную и производственную базу. Построить «с нуля», за короткий срок, с ограниченным бюджетом и максимальной эффективностью. 
Результат должен был быть не просто достойным, он обязан быть лучшим, обеспечивая новое конкурентное преимущество для наших самолетов

Предприятие ИнтерАМИ-Интерьер было образовано в 1999 году [619]

Такие предприятия должны иметь большие производственные площади, где можно вести установку интерьера в самолете и располагаться непосредственно возле современных взлетно-посадочных полос.
В своем распоряжении Харьковский авиазавод имел производственный корпус СРК-1 на территории авиационного предприятия ТОРА, которое входило в Харьковское государственное авиационное производственное предприятие. 
Несмотря на то, что корпус уже несколько лет не эксплуатировался - именно он являлся наиболее удачным решением для поставленной задачи: 7 тыс.м² производственных площадей, из них около 2 тыс.м² авиационный ангар, где могли расположиться два Ан-74 или Ан-140 одновременно. А сам корпус был соединен с ВПП Харьковского аэропорта бетонной рулёжкой. Для ремонтов чешских самолетов L-410 (на чём специализировался завод ТОРА в последние годы) корпус СРК-1 был слишком большим, поэтому длительное время его не задействовали в производственном процессе.
 

В это же время Харьковский авиазавод утвердил программу компьютеризации предприятия и, как всегда в таких случаях, испытывал острую нехватку средств для её реализации.
После соответствующих, определенных законодательством, процедур, прошедших в Министерстве промышленной политики и Фонде государственного имущества Украины, корпус СРК-1 был выставлен на аукцион. 
ИнтерАМИ действовало на торгах стремительно и позитивно. Мы стали победителем аукциона и уже через несколько дней после оплаты стоимости лота, ИнтерАМИ было собственником промышленного комплекса, а также арендатором на 25 лет прилегающей к нему территории. 
На фото - основные этапы технологии разработки и производства интерьеров транспортных средств, которые были положены в основу научно-производственного комплекса «ИнтерАМИ-Интерьер».


ИнтерАМИ-Интерьер создавалась как фирма будущего.

Основатель Apple, Стив Джобс Steven Paul «Steve» Jobs, однажды сказал так: «Наша цель - делать лучшие устройства в мире, а не стать самой крупной компанией» - Our goal is to make the best devices in the world, not to be the biggest 

(Телеконференция с аналитиками, 18 октября 2010 года).

Только через высококачественный продукт можно покорить мир и ИнтерАМИ стала это делать. Наверное не было в мире выставки или конференции по авиационным интерьерам, которую бы не посетили наши представители. Нам были доступны самые лучшие мировые образцы «среды обитания» в транспортных средствах. Но нам хотелось быть лучшими.


Для этого вначале необходимо было не только изучить, но приобрести и освоить новейшие технологии, которые применялись признанными брендами. Это прежде всего: 3D проектирование, возможность 3-х мерного сканирования, применение инновационных материалов и покупных изделий, максимальная автоматизация производственного процесса и многое другое. 

Добавьте еще чувство вкуса и стиля, умение создавать оптимальные компоновки составных частей в ограниченном объеме самолёта или вертолета.
И наверное самое главное - талант и предвидение - как сделать так, чтобы самолеты с интерьером от ИнтерАМИ привлекали к себе внимание, были комфортными и удобными, стали символом красоты и технического прогресса. 

Инновации XXI века должны были вдохнуть новую жизнь в самолеты Ан-74 и Ан-140, которые создавались на основе технологий 60-х и 80-х годов прошлого столетия. Эта задача была интересной и имела не только коммерческое, но и большое общественное значение. 

Одним словом, работа началась. Основанная в 1980 году французская компания Matra Datavision была выбрана как наиболее на то время профессиональная в области технологий 3-х мерного компьютерного проектирования. Рабочие станции Silicon Graphics (США) с программным обеспечением Euclid Styler, которые купила ИнтерАМИ, были первыми в Украине и одни из первых в Восточной Европе. 

Компьютеры, ценой по 60 тыс. USD были серьёзным испытанием для бюджета компании, но это того стоило. На аналогичных компьютерах начинали проектировать европейский Airbus, а также создавали в то время самые зрелищные эффекты в Голивуде. Когда же в 2003 году завершилось слияние американской IBM и Matra Datavision - мы получили возможность приобретения рабочих станций уже от IBM, что было на порядок дешевле. Рабочие чертежи создавались в Mechanical Desktop фирмы Autodesk (США), а для станков и роботов с числовым программным управлением (ЧПУ) использовались управляющие программы hyperMILL фирмы OPEN MIND Technologies AG (Германия). 

Для реализации 3-х мерного виртуального проекта необходимо было уникальное, на тот период времени, оборудование. Именно тогда во время одной из европейских «разведывательных поездок» мы познакомились с выдающимся голландским инженером Яном Якобсом Jan Jacobs [620]

В 1981 году он создал компанию «Flex-O-Therm B.V.» (Zelhemseweg 36, 7255 PT Hengelo Gld, Netherlands), которая занималась проектированием и изготовлением уникального оборудования для термовакуумного прессования. Инженер Якобс разработал несколько оригинальных технологий, которые впоследствии были усовершенствованы инженерами ИнтерАМИ и впервые использованы в авиастроении. 

Голландская компания в нашем лице получила динамичного украинского партнера, который не боялся экспериментировать и воплощать в жизнь невероятные идеи. В свою очередь, «Flex-O-Therm B.V.» активно поддерживал ИнтерАМИ в инженерных кругах Европы и Японии, где имел сильные позиции, что давало нам возможность прямого выхода на поставщиков высокотехнологичного оборудования. 

Так началось сотрудничество ИнтерАМИ с японской KAWASAKI. 
Именно в Харькове для обрезки сложных панелей интерьера самолета впервые был применен робот KAWASAKI JR-1. Кстати, аналогичное оборудование, всего лишь за несколько месяцев до нас, было установлено на 2-х конвейерных линиях по сборке автомобилей «Nissan» и «Toyota» в Японии.
Применение нами такого робота в качестве фрезерной машины с 6-тью (!) степенями свободы в 1999 году было по-настоящему революционным.
Мало того, японские разработчики на момент поставки ещё не успели создать необходимое программное обеспечение для фрезерных работ. Поэтому такая задача, с согласия разработчика, была решена специалистами ИнтерАМИ. 

Бельгийская компания Krypton Electronic Engineering N.V (Researchpark Z1, Interleuvenlaan 86-3001 Leuven, Belgium), созданная при Лёвенском университете Katholieke Universiteit Leuven, не только изготовила 3-х мерный сканер RODYM portable CMM по заказу ИнтерАМИ, но ещё наша фирма явилась первым авиационным опытом бельгийцев. В последствии RODYM portable CMM стал активно применяться на многих авиастроительных предприятиях мира. 

Итоги всей этой работы обогащали знаниями специалистов ИнтерАМИ, стимулировали наших сотрудников на самостоятельную научную работу. Более 100 патентов Украины, России, Ирана, Евросоюза и Соединенных Штатов Америки пополнили технологическую сокровищницу фирмы. Охрана интеллектуальной собственности не раз выводила ИнтерАМИ из непростых ситуаций, связанных с реализацией крупных проектов, а также укрепляла и оберегала инновационную сущность компании...

Главным капиталом ИнтерАМИ, как и любого успешного дела, были люди - настоящие профессионалы, специалисты посвятившие на несколько лет свой талант, умения и знания созданию авиационных интерьеров мирового уровня. Стартовый импульс был дан первым руководителем дизайн-студии ИнтерАМИ-Интерьер, гражданином Франции Франсуа Лекомтом Francois Lecomte [621] (на фото второй справа). Потребовалось немало усилий, чтобы убедить его поменять уютный Лондон, где он был одним из руководителей компании по промышленному дизайну Weaver Associates Ltd. (2a Westbourne Grove Mews, London W11 2RU, UK) на, как говорил в 1928 году революционный поэт Владимир Маяковский, «железобетонный Харьков». Переезд состоялся. Франсуа не только в течении 5-ти лет (с 1997 по 2002 год) передавал нам свой профессиональный опыт, но и стал «движителем» многих дизайн-проектов ИнтерАМИ. Главное, что он привнёс в компанию - это «западную ментальность» и высокое чувство вкуса. Ну, а с моей «лёгкой руки», мы стали постепенно приучать его и к нашим обычаям. Например, возникал «неловкий момент», когда сотрудники фирмы обращались к Франсуа, занимающего всё-таки начальственное положение, по имени… Неловкость сняли следующим образом: я задал вопрос о имени его отца. Оказалось: Клод Claude. С того момента все стали обращаться к главному дизайнеру компании на наш привычный манер - «Франсуа Клодович». 

На фотографии запечатлен момент обсуждения вопросов во время реконструкции помещений предприятия «ИнтерАМИ-Интерьер». Для ускорения работ многие решения принимались, как говорят «с колёс», а архитектурные эскизы, подчас, мы рисовали прямо на стенах (Харьков, ул. Ромашкина, 5; Научно-производственный комплекс «ИнтерАМИ-Интерьер», 27 февраля 1999 года) 


В авиационных проектах ИнтерАМИ-Интерьер применялись мировые технические новинки, подчас находящиеся на этапе своей разработки. Например, пассажирские кресла компании FAST - Farner Aircraft Seat Technologies AG (Flughafenstrasse 58, Grenchen 2540, Switzerland), которые впервые в мире были использованы нами в интерьерах самолетов Ан-140 / Ан-140-100, Ан-74ТК-300 и других типах крылатых машин (на фотографиях в нижнем ряду). 

На выставке авиационных интерьеров в марте 2000 года во французских Каннах Aircraft Interiors Expo 2000 мы впервые увидели эту инновационную разработку: кожаные авиационные кресла slim дизайна, силовая конструкция которых представляла из себя «скорлупу», изготовленную из лёгких композиционных материалов. Всё это создавало какой-то космический вид и стойкое ощущение передового технического решения. Швейцарская разработка получила почётный приз выставки, а мы решили, во что бы это ни стало, заполучить эти кресла для наших проектов. В последствии, делегация ИнтерАМИ вместе с руководителем подразделения бытового пассажирского оборудования и АСО (аварийно-спасательного оборудования) АНТК «Антонов» Сергеем Филём [622] (на верхнем левом снимке - первый слева), прибыла в Швейцарию для проведения переговоров о серийных поставках и совместной сертификации кресел FAST (на правом верхнем фото) по европейским авиационным правилам для наших самолётов (Швейцария, Гренхен, 2001 год)


Создав уникальный проектный и производственный комплекс, команда ИнтерАМИ стала активно работать над реализацией конкретных проектов. Здесь нашим стартовым наставником в 1999 году была английская компания Diamonite Aircraft Furnishings Limited (82 Abbots Road, Hanham, Bristol, BS15 3JL, UK), которая длительное время специализировалась на переоборудовании самолётов, советского происхождения Ту-134, Ил-62, Як-40, Ил-96. В 2001 году Diamonite выиграл международный тендер на оснащение интерьера эксклюзивного класса самолета Президента России Ил-96 (Ил-96-300ПУ(М), регистрационный номер RA 96016), что придало англичанам из Бристоля «кремлёвский статус». 

Открытость и дружелюбие всегда были для них характерны, а мы, как губка впитывали в себя все технологические приемы и секреты. Уже позже, в феврале 2003 года, мы увиделись на выставке в Гамбурге (Aircraft Interiors Expo 2003, Hamburg Messe) где представляли свои новинки крупнейшие мировые разработчики авиационных интерьеров. 

Тогда в немецкой прессе ИнтерАМИ была названа «открытием выставки». Там мы демонстрировали полноразмерный макет VIP интерьера самолета Ан-74ТК-300Д. 

Директор и владелец Diamonite Aircraft Furnishings Limited Дэвид Кокс David Michael Cox, в то время 67-летний (1936 года рождения) умудренный опытом типичный британец, во время работы выставки подошёл к харьковскому стенду, выразил свое восхищение успехами украинской компании и добавил: «Не думал я тогда в 99-м, что у Вас всё так получится…» 


ИнтерАМИ стало интегратором передовых технологий, новаторского опыта и нестандартных подходов. Был создан сценарий последовательности действий, который лёг в основу инновационного процесса фирмы (на фото - производственные этапы ИнтерАМИ-Интерьер, 2001 год) [623].


Все начиналось с постановки задачи. Несмотря на то, что ИнтерАМИ по самолетам Ан-140 и Ан-74 имело гарантированного заказчика в лице Харьковского авиазавода, процесс строился для различных покупателей и ориентировался на свободный рынок

Постановка задачи определялась через формирование вместе с заказчиком технического задания, что рождалось в итоге предварительной презентации будущего проекта. Как только цель была ясна, начинался этап проектирования. Весь этот процесс был компьютеризован. Запрещались даже листки для записей на столах проектировщиков (разве что допускались оригиналы внутренних распорядительных документов).

Только человек и компьютер. 

Конструктор должен был на этапе создания ощущать будущее изделие, жить в нём, любить его.
Кроме этого для получения наивысшего результата все инженеры, занятые проектированием, делились на 2 группы: дизайнеры, отвечающие за форму, цвет, фактуру изделия и инженеры-конструкторы, создающие компоновку и обеспечивающие технологичность продукта в рамках задуманного дизайнерами образа. 

Так вот, дизайнер должен быть молодым и не иметь авиационного образования, чтобы не стеснять фантазию отраслевыми стереотипами. Инженеры-конструкторы, наоборот, были авиационными специалистами с большим опытом работы. Заложенный в эту систему профессиональный спор был надежной основой для появления выдающихся результатов. 

После проектирования по локальным компьютерным сетям данные поступали на фрезерный комплекс, где изготовлялись из инновационного материала Obomodulan модели будущих форм для панелей интерьера. .
Потом наступал этап термовакуумного прессованная, доводки и сборки. Скорлупа интерьера самолета создавалась по жизненному принципу капитана Немо из книги Жюля Верна «20 тысяч льё под водой» - Mobilis in Mobile - (Подвижное в подвижном).


Но для того, чтобы интерьер ожил, необходимо было его скомплектовать сотнями, а иногда и тысячами покупных изделий. Качество логистических решений непосредственно отражалось на техническом совершенстве вовремя собранного авиационного интерьера.
Представьте себе, каждый элемент должен быть сертифицирован в соответствии с международными авиационными правилами, соответствовать выбранной стилистике, фактуре и цвету. 

И, наконец, финишный этап — окончательная сборка на самолете — был похож на таинство рождения ребенка.
От того как пройдет этот процесс зависит будущее машины на долгие годы. 
Это всегда волнующе. Это практически сцена из фантастического фильма. 

На фото: так выглядел научно-производственный комплекс «ИнтерАМИ-Интерьер» с воздуха и с земли [624]. Заброшенный ангар завода по техническому обслуживанию и ремонту авиатехники ТОРА ХГАПП преобразился настолько, что стал не только площадкой для размещения уникального производства, но и местом проведения переговоров и встреч с заказчиками из различных уголков планеты. Даже с учётом реконструкции международного аэропорта «Харьков», комплекс ИнтерАМИ оставался на «красной линии аэропорта», где рядом друг с другом располагались Терминал 1 или пассажирский Терминал А, VIP-терминал, Терминал 2 (ангар), старый ангар «Харьковских авиалиний» и, собственно, «ИнтерАМИ-Интерьер» (на правом верхнем снимке). Расположение нашего комплекса давало возможность взять в работу самолет заказчика практически сразу после его прибытия в Харьковский аэропорт, а также обеспечить высокий уровень конфиденциальности исполнения контрактов на переоборудование воздушных судов.


На фото: современный стиль производственных сооружений; светлые, чистые и просторные помещения стимулировали высокое качество труда и создавали комфорт, характерный для продвинутого европейского предприятия (Харьков, ул. Ромашкина, 5; научно-производственный комплекс «ИнтерАМИ-Интерьер», 2007 год) 

На фото: создание новых интерьеров самолётов велось в контакте с разработчиками авиационной техники и, прежде всего, с АНТК «Антонов». На снимках - во время проведения совместного совещания по вопросам, связанных с разработкой и производством интерьеров самолётов Ан-140 и Ан-74ТК-300 с участием представителей АНТК Антонов, ХГАПП и ИнтерАМИ (Харьков, ул. Ромашкина, 5; научно-производственный комплекс «ИнтерАМИ-Интерьер», ноябрь 1999 года)

После окончания реконструкции в 1999 году, компактный и дружный коллектив ИнтерАМИ-Интерьер быстро осваивал новые возможности авиационного проектного и производственного комплекса. 

Дизайнеры и конструкторы были разбиты на специальные бригады по различным проектам и частям авиационных интерьеров. Шеф каждой бригады имел право вносить изменения во внешний дизайн или в конструкцию создаваемого изделия и, только после того как это изделие получалось, или, как мы говорили, начинало пульсировать, а также после одобрения руководства, виртуальный образ передавался на производство. 

В авиации не было и не будет мелочей. Так и в авиационном интерьере не могло быть чего-то второстепенного. Ведь любая деталь, любой элемент не соответствующий стилю или назначению, мог разрушить философию создаваемой замкнутой среды на борту самолета

Всё в начале шло замечательно, но после передачи проекта на производство, которое находилось на первом этаже под помещением для дизайнеров и конструкторов - чувствовался какой-то отрыв от дальнейшей судьбы летательного аппарата. Конечно, инженеры не скучали и новый проект накрывал лавиной, но всё-таки чего-то не хватало

«А давайте сделаем большие окна из дизайн-студии прямо в ангар» –предложил кто-то – «когда интерьер будет собираться уже на самолёте - все мы будем видеть результаты нашей работы». Почти сразу было реализовано это решение. Пара огромных окон круглой формы обеспечили постоянный зрительный контакт создателей со своим детищем. Вид открывался просто замечательный: стоящий в ангаре самолёт был виден немного сверху и взгляд охватывал его издали. Это место стало для многих любимым. Здесь можно было просто постоять, подумать и найти верное решение. 

В новогодние праздники фирма «ИнтерАМИ» проводила утренники для детей своих сотрудников. Учитывая возраст наших инженеров, их дети были в то время забавными малышами, которые все время пытались оторваться от украшенной ёлки с Дедом Морозом и хоть одним глазком посмотреть на место где папа работает

Одна девочка с двумя огромными бантами, стоя на носочках, не могла оторваться от большого круглого окна. «Смотри, смотри — самолёт!» – много раз повторяла она показывая пальчиком туда, где талант её папы и сотен других пап и мам, находил своё воплощение

На фото: тот самый ангар ИнтерАМИ-Интерьер и те круглые окна (на выноске). Фотография сделана во время установки эксклюзивного интерьера на президентском самолете Ан-74ТК-300Д (актуальный регистрационный номер UR-AWB) (Харьков, ул. Ромашкина, 5; научно-производственный комплекс «ИнтерАМИ-Интерьер», 2003 год)


На фото: талантливые люди ИнтерАМИ - авиационные специалисты, умеющие творить чудеса… Они все очень разные, с непохожими судьбами и характерами, но их всех объединяет одно - большая любовь к авиации. Когда мы завершали очередной проект - это был настоящий праздник фирмы. За большую честь у нас считалось сделать фото рядом со своим детищем. На фотографиях вверху слева-направо: создатели возле переоборудованного самолёта Як-40 (регистрационный номер RA 88308) в мае 2002 года; рядом и внутри (первое фото слева в нижнем ряду) L-410 UVP-E (регистрационный номер UR-UTN, с 2010 года RF-67571) в 2004 году. На нижнем снимке в центре - 20 апреля 2001 года, сразу после первого взлёта нового самолёта Ан-74ТК-300 с пассажирским интерьером от ИнтерАМИ-Интерьер (регистрационный номер в момент события UR-74300). И, наконец, в новом VIP-интерьере самолета L-410 UVP-E (регистрационный номер UR-NPO) после окончания работ на ИнтерАМИ-Интерьер 22 августа 2008 года.

В портфолио ИнтерАМИ были разные летательные аппараты. Но всегда и во все времена, особый интерес у людей вызвали самолеты «сильных мира сего» с эксклюзивными или, как ещё их назвали, VIP-интерьерами. Дорогие сорта дерева для отделки авиационной мебели, ковры с персональным гербом, покрытие золотом видимых металлических деталей…

Вообще-то золотая тема всегда была неразрывно связана с оформлением интерьера самолетов для частных заказчиков. Банковский метал не только является лучшим средством накопления, но и служит универсальным символом статуса человека в обществе. Это хорошо известно, хотя однажды нам пришлось столкнуться с очень уж буквальной трактовкой этого утверждения.

Наша пресса не раз поднимала вопрос о «золотых» предметах на борту самолётов высших чиновников. Не могу сказать о всех производителях, но большинство из них, включая нас, никогда не использовали чистое золото для оформления VIP салонов самолетов. А вся «золотая красота» - это лишь искусное владение современными технологиями, позволяющими очень недорого покрыть деталь из стали или алюминиевого сплава электролизным золотом, то есть слоем благородного металла в несколько микрон. 

Конечно, такое покрытие требует аккуратного ухода - но стиль и «пафос» того стоят.

Старожилы ХГАПП до сих пор вспоминают выполнение заказа в начале 70-х годов прошлого века для одного правителя из Юго-Восточной Азии. Тогда пришлось изготавливать самолет Ту-134 непосредственно вокруг золотого буддистского божества, которое было установлено внутри стапеля сборки фюзеляжа. Размер этой скульптуры был таким, что не проходил ни в один штатный проём самолета.Правда один случай, который выпадал из логики об электролизном золоте, у нас всё-таки был уже в новейшей истории. В 2001 году, ИнтерАМИ получило заказ от российского бизнесмена на разработку и установку VIP интерьера в его собственный самолет Як-40 (регистрационный номер RA 88308). 

Надо сказать, что этот человек сделал себя сам: родившись в Украине, со временем стал москвичом и сумел создать устойчивый бизнес в Сибири, поставляя оборудование горнообогатительным комбинатам. Самолёт был ему необходим, да и средства позволяли иметь личный авиатранспорт. Надо сказать, что он был патриотом отечественных самолетов, решив купить себе, относительно недорого, поддержанный Як-40. Затем приехал к нам и заказал интерьер для уже своего самолета. Делал он это так, как в дорогом ателье заказывают себе костюм. 

Спустя короткое время он был приглашен в ИнтерАМИ для предварительной презентации его будущего интерьера и подписания контракта. Презентацией заказчик остался полностью удовлетворен. Затем настал для нашей компании волнующий момент – утверждение цены заказа. За работу ИнтерАМИ в графе «цена контракта» была выведена солидная цифра

Наступила пауза. Эта цена ровно в три раза превышала стоимость всего самолёта, что было очень сложно психологически, но заказчик просил высший уровень интерьера. Пауза длилась минимум минут десять. Никто в конференц-зале ИнтерАМИ не хотел нарушить эту звенящую тишину. Внимательно прочитав текст договора, который уже был не раз исследован юристами покупателя, он долго смотрел в одну точку. Потом чётким резким движением достал перьевую Montegrappa и поставил длинную размашистую подпись. Заканчивал он своё подписание уже под аплодисменты всех присутствующих… 

После этого началась работа и чётко по графику интерьер эксклюзивного Як-40 стал принимать свои очертания. ИнтерАМИ несла огромные затраты по этому контракту, покупая по всему миру самые лучшие и передовые компоненты для самолёта. Но работа была очень интересной, развивала инновационное начало, выводило мастерство сотрудников фирмы в премиум-класс

Заказчик тоже был, по сути, соавтором проекта. Он часто приезжал в Харьков, давал рекомендации: что и как лучше сделать и, надо сказать, оставался довольным. 

Когда самолет был практически готов, раздался звонок. Заказчик попросил вместо позолоченных пепельниц и подстаканников установить на самолёте эти изделия из чистого золота.

Покупатель всегда прав, и в срочном порядке мы стали разрабатывать конструкцию необходимых деталей. Была еще одна сложность: ИнтерАМИ не была фирмой, имевшей специальную лицензию на производство ювелирных изделий. 
Выход был найден следующим образом: в этом заказе нашим субподрядчиком стал известный по всей Украине и далеко за её пределами Ювелирный Дом «Лобортас». Выпускаемые им изделия из золота и платины всегда отличались изысканным вкусом и неповторимым дизайном. Кроме этого, в отличии от других ювелиров, все изделия Лобортас собирались не методом традиционной пайки, а с помощью микроскопических болтов и шпилек. Благодаря этому, украшения выглядели невероятно красиво и, по сути, многие из них являются произведениями искусства. 

Инженеры ювелирного дома стали активно давать нам необходимые рекомендации: где и как нужно расставить акценты, чтобы благородный металл, а также обрамлённые в него драгоценные и полудрагоценные камни смотрелись бы наилучшим образом. 

Наконец, наступил момент презентации уже полностью изготовленного самолета с учетом всех требований и пожеланий заказчика. Обволакивающий свод интерьера; скрытые светильники, создающие эффект парения; гладкие формы, переходящие от одного иллюминатора к другому; плавно и бесшумно выдвигающиеся из подлокотных панелей телевизионные мониторы бортовой развлекательной системы; столы, покрытые канадским клёном, африканской памеле-махагони и американским орехом; шикарные кресла и диваны выпущенные известной американской компанией AMP; напольные мягкие ковры с личным вензелем владельца самолета.

Весь этот фейерверк новейших технологий и королевского шика дополняли пепельницы и подстаканники разработки ИнтерАМИ и производства Лобортас. 

Каждая пепельница представляла из себя шар из золота, украшенный крупным топазом, который также служил кнопкой. После нажатия на него – шар открывался и давал возможность использовать пепельницу по назначению. Заказчик получил то, что хотел. После многих слов благодарности инженерам ИнтерАМИ, его не смутил внушительный счёт, выставленный нами за дополнительные работы. 

Уже эксплуатируя самолет на необъятных сибирских просторах, заказчик связался с нами и попросил сделать ещё одну работу. Дело в том, что оставляя самолёт на дальних взлетно-посадочных полосах в российской глубинке, у владельца не было уверенности в том, что золотые пепельницы никто, скажем так, не позаимствует.

Специалисты ИнтерАМИ оперативно изготовили носимый сейф и в обязанности экипажа этого самолета стала входить установка дорогостоящих украшений перед полётом и демонтаж их после него. Статус статусом, а в жизни всё может случиться.

На фото: возле самолета Як-40 (регистрационный номер RA 88308) после передачи его заказчику (март 2002 года). Внизу - в VIP-интерьере эксклюзивного воздушного судна. На снимке справа - те самые золотые пепельницы.


На фото: интерьер Як-40 (регистрационный номер RA 88308) был признан разработчиком этого самолёта - ОАО «ОКБ им. А. С. Яковлева» - одним из самых красивых и функциональных для воздушных судов этого типа (Харьков, ИнтерАМИ-Интерьер, март 2002 года)

58 22В Як-40 Интерьер 2

На фото: на борту упомянутого Як-40 можно было не только продуктивно работать, но и отдыхать с наивысшем комфортом. Кстати, в роли «моделей» в таких съемках у нас всегда снимались работники ИнтерАМИ. Главный герой этих снимков - Александр Дерке, в последствии директор предприятия ИнтерАМИ-Интерьер (Харьков, ИнтерАМИ-Интерьер, март 2002 года)

Есть фирмы, которые создаются ненадолго - под проект или «быстротечную комбинацию». Они закрываются также быстро, как и учреждались. Заработали денег - и разбежались… О таких фирмах никто не вспомнит: ни те, кто их создавал, ни те, кто в них работал. 

ИнтерАМИ вошла в нашу жизнь яркой страницей, всерьёз и надолго, сформировала на протяжении времени своего существования большую когорту профессионалов, инициативных и порядочных людей, умеющих отделять главное от второстепенного, наносное от фундаментального. Никто из них, уже после ИнтерАМИ, в жизни не потерялся, не пропал, не сгинул под волнами экономического кризиса. Все и сегодня занимают активную жизненную и общественную позицию. Среди «Интерамовцев» - руководители крупных государственных и частных предприятий, талантливые инженеры, преподаватели, предприниматели… Кто-то уехал в дальние страны: Германию, Великобританию, Францию, Россию, Израиль; кто-то остался жить и работать в Украине. 

Руководитель производственного департамента ИнтерАМИ Сергей Задорожный потом был директором авиационного завода ТОРА ХГАПП, а в 2007-2008 годах исполнял обязанности генерального директора ХГАПП, после чего был назначен в 2011 году одним из руководителей совместного предприятия «ОАК-Антонов»; дизайнер ИнтерАМИ-Интерьер Игорь Тихомиров стал преподавателем Харьковской государственной академии дизайна и искусств (ХГАДИ); Сергей Арасланов был и остаётся главным редактором замечательного авиационного журнала «Авиация общего назначения» и руководителем научно-технического центра «АОН»; сотрудник внешнеэкономического отдела ИнтерАМИ Галина Пахомова, после ухода из фирмы, долгое время была ответственным сотрудником представительства ПАО «Газпром» в Лондоне…

Искренне жаль, что «Международная ассоциация молодых инициаторов» уже открыла счёт тех, кто, к большому сожалению, покинул наш мир… Сергей Валентинович Коренец (1959-2002), Юрий Викторович Моторыгин (1963-2002), Владислав Владимирович Подпружников (1975-2002), Виктор Викторович Русинов (1953-2002), Александр Анатольевич Сидненко (1954-2002), Александр Герасимович Малахов (1934-2003), Виталий Васильевич Артемьев (1957-2011), Юрий Александрович Логвиненко (1958 - 2013), Лилия Васильевна Севрюкова (1958-2017)… Здесь погибшие в страшной катастрофе самолета Ан-140 в Иране 23 декабря 2002 и ушедшие из жизни по другим причинам. Все они достойно прошли свой земной путь и навсегда остались в нашей памяти настоящими «Интерамовцами». Покойтесь с миром - RIP - Rest in peace…

По-моему, очень для многих ИнтерАМИ стала и учебной партой, и бесценным жизненным опытом, заложившим основу на всю их последующую жизнь. Если так - то это значит, что мы делали что-то правильное в жизни. Ведь недаром говорят: «Большое видится на расстоянии»… 

Фотографии, расположенные вверху, были сделаны 3 августа 2002 года, во время торжественной передачи самолёта Ан-140 (регистрационный номер UR-14002) авиакомпании «Аэромост Харьков», организованной в июле 2002 года фирмой ИнтерАМИ (см. новеллу «Как мы создали свой Аэромост»). За владыкой Онуфрием (Олег Владимирович Лёгкий) выстроилось руководство авиакомпании (слева-направо): заместитель директора Юрий Грудинин (2), исполнительный директор Сергей Пироженко и другой заместитель директора авиакомпании «Аэромост Харьков»  Александр Ярчевский [625] (1)

На снимках внизу (слева-направо) - Александр Ярчевский, сегодня директор по производству Воронежского акционерного самолётостроительного общества (ПАО «ВАСО»), где производятся самолёты Ил-96 и Ил-112 различных модификаций; Юрий Грудинин - генеральный директор - генеральный конструктор ПАО «ТАНТК им. Г.М. Бериева» (Таганрог), которое специализируется на разработке и серийном производстве самолётов-амфибий Бе-200, Бе-32, Бе-103 и других...


И ещё об одном…

У каждого человека должна быть мечта, хотя пути к её реализации бывают разные.


Кредо ИнтерАМИ: никогда не заниматься нефтью, газом, игорным бизнесом, продажей или арендой земли и, безусловно, тем, что запрещено законом. Мы сами увеличивали для себя запреты с одной только целью: мы хотели заниматься инженерными проектами и внятным предпринимательством, где всё или практически всё зависело от нас

Промышлять без разбору любым бизнесом — это тоже самое, что «пить всё, что горит». Такая ситуация приведёт, в конечном итоге, к непрофессиональным отношениям и упадку. Я никогда не верил в перспективность подобных бизнес моделей, где существует только один показатель - прибыль по итогам текущего месяца или квартала. Согласитесь, если бы все люди руководствовались только этим правилом, то человек никогда бы не полетел в космос, не придумал компьютер, не построил Тадж-Махал. 

Несоизмеримо более интересна «игра в длинную», основанная на глубоких знаниях и профессиональной интуиции, которая приводит к «успешным стратегиям». Здесь может быть настоящая прибыль, а не «торговый малёк» в пол-процента...

«Лифт саморазвития» - что дальше?… Хорошо известно: выше неба - только звёзды. На центральном фото вверху с лётчиками-космонавтами СССР Алексеем Леоновым [626] (1) и Александром Волковым [627] (2) (на международной авиационной выставке МАКС-2005, 16 августа 2005 года), на правом верхнем снимке - с первым и единственным космонавтом независимой Украины Леонидом Каденюком [628] (3) (Киев, 25 марта 2017 года)


И ещё. Какие бы ни были успехи — важно оставаться моральным и любящим человеком. Не будет этого, тогда ради чего всё? ...Берегите свой очаг — это самое главное.

На фото: возле тёплого очага близких и любимых людей (Запорожье, 16 апреля 2017 года)



Харьков -  Париж - Лондон - Гренхен - Запорожье - Киев, 4 мая 2017 


◀︎     СОДЕРЖАНИЕ     ▶︎

ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ 📚 ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ

БИБЛИОГРАФИЯ

© Pavel Naumenko 2017